ГУВД Минского Горисполкома
www.guvd.gov.by
Телефон доверия: 229-40-01
 
Опрос
Нужен ли проект "Перехват"?
ГУВД / отдел кадров / идеология / ветераны гувд / к 100-летию уголовного розыска

К 100-летию уголовного розыска

5 октября 2018 года подразделения уголовного розыска отпразднуют свой вековой юбилей. Этой знаменательной дате и посвящена данная рубрика. Здесь будут размещены истории о милицейской службе легенд столичного угро.

У хороших учителей хорошие ученики

С Николаем Ивановичем Лапатиком мы знакомы с 1969 года, когда оба поступили в Минскую специальную среднюю школу милиции, и учились в одном учебном взводе. Затем вместе служили в «убойном» отделе столичного угро, которым он руководил. Да и сейчас иногда встречаемся. То есть кое-что о нем знаю. Но, чтобы рассказать о нем другим людям, и чтобы они тоже поняли, что это за человек, этих знаний оказалось мало. Пришлось пару раз встречаться целенаправленно — для интервью.

Все, кто лично знаком с Николаем Ивановичем, или только слышал о нем, а таких много, знают четко и однозначно — Лапатик профессионал, сыщик от бога. Но всей своей служебной и человеческой биографией он показывает пример профессионализма не только как сыщика, но и классного организатора, умелого руководителя, чуткого воспитателя. Не просто самому раскрыть преступление, а организовать работу других на его раскрытие и вместе раскрыть. Когда под его началом и другие становятся профессионалами. А это уже талант.

Родился Николай Иванович 12 октября 1946 года в деревне Каралина Минского района в многодетной крестьянской семье. Могли ли тогда подумать его родители — Зинаида Ивановна и Иван Васильевич, простые крестьяне, что сын станет генералом? Отец, мастер на все руки, специально своему мастерству детей не учил. «Смотри и делай. Получится — молодец». Вот и вся наука. Но научил многому. Прежде всего отношению к делу, ответственности за сделанное, добротности сделанного.

Вначале биография Николая складывалась совсем просто и обычно. Как у миллионов других детей и подростков в советской стране. После семилетки поступил в ГПТУ при Минском моторном заводе, получив рабочую профессию, работал формовщиком на МТЗ. В соответствующее время был призван в армию. Как служил уже можно судить хотя бы по тому, что на третьем году службы в звании старшего сержанта стал старшиной роты, что для военнослужащего срочной службы было совсем не характерно. После демобилизации работал формовщиком на заводе им. Октябрьской Революции и учился в вечерней школе. Тогда обучение в профессионально-технических училищах среднего образования не давало.

В то время старший брат Владимир работал в ГАИ Минска. Его пост регулировщика был на углу Ленинского проспекта и улицы Варвашени (сейчас это проспект Независимости и проспект Машерова). Здесь же на углу располагалась школа милиции (сейчас — один из корпусов Академии МВД). Николай часто приходил посмотреть на работу брата. А мимо проходят курсанты — молодые, подтянутые, в красивой форме. Со двора школы слышна музыка и команды — идет строевая подготовка. И сердце дрогнуло. 1 октября 1969 года началась милицейская карьера Николая Ивановича Лапатика с должности курсанта Минской специальной средней школы милиции МВД СССР им. М. В.  Фрунзе. Учился Николай также основательно, как и все, что он делал. По окончании милицейской школы был назначен инспектором ОУР Заводского РОВД г. Минска, где за двенадцать лет прошел все ступеньки карьерной лестницы в уголовном розыске до должности заместителя начальника райотдела по оперативной работе. Правда, из этих лет девять месяцев был в должности заместителя начальника ОУР Московского РОВД.

А с декабря 1986 по ноябрь 1992 года Николай Иванович возглавлял так называемый «убойный» отдел столичного уголовного розыска. Этот период его работы — пример и для современных руководителей среднего звена. Организация работы этого отдела была не характерна для милицейской структуры, а тем более для госаппарата вообще. Собирались всем отделом раз в неделю, по пятницам, или, когда начальник объявит общий сбор. Каждый сотрудник был закреплен за определенным РОВД или за определенной функцией. Каждый знал свои обязанности и каждый сам решал, как распределить свое время, как построить свой рабочий график. Утром у нас мысль была не о том, как бы не опоздать на пятиминутку в УВД, а в какой из своих райотделов ехать, где больше перспективы на раскрытие преступления, где нужна наша помощь. Главный показатель в работе был конечный результат — раскрытие. Когда и как ты это сделал, не имело значения.

Доверие начальника отдела к своим подчиненным, подчиненных к начальнику и между собой было доведено до абсолюта. Я был в то время подчиненным Лапатика и до сих пор помню его слова: «Вы все офицеры, все женаты, имеете детей, значит вы ответственные люди. Следить и проверять я не буду. Но попадетесь на лжи, безответственном отношении к работе, подведете коллегу — не обессудьте. Расстанемся». «Жизнь есть жизнь. И кран в квартире может потечь. И ребенок заболел. И любимую тещу встретить надо. Но сделайте так, чтобы от вашего отсутствия не страдала работа, чтобы вас искать не пришлось». «У нас такая работа, что каждый из нас должен быть уверен в сослуживце как в себе». Еще постулаты от Лапатика того времени, актуальные до сих пор: «Отказной материал ложится на совесть сыщика. Может быть правонарушение не имеет большой общественной опасности, и найти злоумышленника не представляется возможным. Но человек то пострадал, он обратился за помощью. А ты не можешь ему помочь. Нужно отказывать в возбуждении уголовного дела. Найди такие слова, чтобы человек хотя бы понял, не обиделся. А может быть и поблагодарил за внимание». «Словом можно и убить». Такое отношение не только к подчиненным и коллегам, но и вообще к людям, вызывало ответное доверие, позволяло найти общий язык даже с совсем несклонными к откровенности свидетелями и подозреваемыми.

Доверие в плане дисциплины и морали плавно переходило к доверию и в профессиональном плане. Не один раз бывало, что кто-то из руководства УУР или УВД пытался приобщиться и поруководить раскрытием какого-нибудь преступления, высказывая при этом недоумение, почему Лапатик сидит на месте, на что получали исчерпывающий ответ: «А зачем мешать? У меня там работает Зыль (Барташевич, Александров, Греков и т. д.), он знает, что делать». Но, если было нужно, Николай Иванович мог в считанные минуты собрать в одном месте столько своих сотрудников, сколько считал необходимым, и устроить мозговой штурм. Или организовать цепочку непрерывной работы наших сотрудников в течение нескольких суток.

Такая нестандартная организация работы, такой микроклимат в коллективе создавали и хорошую предпосылку результатам деятельности «убойного» отдела.

Умение не просто мыслить конкретно, но и уметь анализировать, обобщать, делать выводы, не просто вносить предложения, но и внедрять их в жизнь. Эта способность Николая Ивановича получила свое воплощение и во время службы в районном уголовном розыске, и в «убойном» отделе столичного УВД, и в должности начальника Могилевского УВД, и в Министерстве. Еще будучи начальником отдела по раскрытию тяжких преступлений против личности УВД Мингорисполкома вместе со своим заместителем Владимиром Голубковым разработали методические рекомендации по отработке жилого сектора (квартир и домов). Под грифом «Для служебного пользования» они существуют до сих пор. В рекомендациях было расписано не только как проводить отработку, на какие моменты обязательно обращать внимание, что фиксировать, но и тактика опроса свидетелей, задержанных, подозреваемых. Как построить взаимоотношения с опрашиваемым, чтобы получить необходимые сведения. На место преступления рекомендовалось обязательно вызывать зонального сотрудника уголовного розыска и участкового инспектора.

1992 год. Развал СССР. Все научные институты правоохранительной системы остались в Москве. Общесоюзная правовая база, регулирующая как милицейскую работу вообще, так и оперативно-розыскную в частности, рухнула. Остро возникла необходимость создавать национальное законодательство. Каждой службе в системе МВД было поручено готовить проекты законов, приказов, инструкций на республиканском, национальном уровне. Тогдашний начальник Управления уголовного розыска МВД Валерий Михайлович Козлов поручает своему заместителю Николаю Ивановичу Лапатику создать и возглавить внештатную оперативную группу из 8 сотрудников-практиков, которые наряду с обычным раскрытием значимых преступлений в республике, разрабатывали бы проекты новых приказов по оперативно-розыскной деятельности. «Я хорошо знал эту работу — вспоминает ветеран, — даже мог изложить на бумаге свои предложения, но оформить все в виде приказов, инструкций, а тем более законов, мне было затруднительно. За помощью обратился в Академию МВД. Здорово помогли Басецкий и Шиенок (доктора наук, профессоры). Я садился и говорил, а они записывали. В результате появились нормативные акты, которые действуют до сих пор. Тогдашний новый приказ по розыску скрывшихся преступников и без вести пропавших удался — до сих пор его основа действует».

В те годы возникла и необходимость самостоятельно устанавливать международные отношения правоохранительной системы суверенной Беларуси. Так получилось, что именно тогда между МВД Республики Беларусь и полицией Нью-Йорка завязались первые дипломатические контакты. Для налаживания взаимной правовой помощи американцы пригласили нескольких сотрудников министерства. Решили послать оперативников: Лапатика, Рухлядева, Тарлецкого. «Дорога за свой счет. Все остальное — размещение, питание и т. д. за счет принимающей стороны. В Нью-Йорке от МИДа к нам был прикомандирован человек, который там работал уже два года. Он взял на себя все заботы — перевод, экскурсии, возил на своей машине. Больше недели. Были в Нью-Йорке, Олбани (столица штата Нью-Йорк). В полицейской академии. Интенсивно проходил обмен опытом. Меня тогда поразило — 2,5 миллиона человек только в Нью-Йорке поставлено на дактилоскопический учет. Еще — у каждого сотрудника на стене висят рамочки с грамотами, благодарностями. Много новшеств тогда увидел, привез. Кстати, когда был начальником Могилевского УВД стал внедрять в области кое-что подсмотренное у американцев. Вспоминается интересный эпизод. Пришел ко мне на прием бывший заключенный и между темой посещения говорит: «Был я в одном РОВД. Увидел на стене за спиной сотрудника штук 5-6 рамок. Это правда он такой заслуженный или так, сам навесил для «понтов»? Ему можно доверять?». Я тут же при нем перезвонил, проверил. «Доверяй».

С учетом уже имеющегося опыта часто посылали в зарубежные командировки. За время службы, кроме первой в США, побывал в Италии, Испании, Германии, Польше, Норвегии, а всего, с учетом СНГ, посетил около 25 стран. Это были хорошие деловые поездки. Набирал чужой опыт, делился своим. В Норвегии, например, не поверили, что из 1200 убийств раскрыто 96%. Пригласили на беседу к замминистра, который захотел сам услышать из первых уст и узнать, как это достигается.

1994 год. Указом Президента Республики Беларусь Николай Иванович назначается начальником Могилевского УВД. Как он сам признается — «Лучшее время. Хозяин. 26 районов». На первой же коллегии присутствовал сам Президент А. Лукашенко. Но, разгул коррупции. Пьянство. За год в области совершено 6 тысяч преступлений, из них 1 тысяча краж электромоторов на предприятиях сельхозтехники. Дал задание участковым инспекторам — после сезонных сельхозработ снять с агрегатов электромоторы, собрать в одном помещении, дверь заварить, охранять. На следующий год совершено 20 краж электромоторов, но ведь не 1000 (!). И не 800 краж лошадей, а только 6. По области ездил в гражданской одежде сам за рулем. Подвозил людей. Не представляясь расспрашивал. Как дела? Свиней воруют? А как же! Знаем кто, но ничего сделать не можем. А участковый? Так они вместе пьют. Весь личный состав сельских РОВД из местных. Круговая порука. При назначении на вышестоящую должность принимал лично каждого и требовал две письменные рекомендации, в которой рекомендующие давали не только характеристику рекомендуемому, но и письменно брали на себя ответственность за его поведение в дальнейшем. На коллегии Управления заявил: будет укрытие — участковый новый (лейтенант), участковый старый и начальник РОВД будут уволены. Не поверили. Были уволены 13 начальников РОВД, 58 заместителей. В результате дали плюс 6 тысяч преступлений, но и раскрывали. За два года вышли на 3 место по республике.

1996-2001 годы — первый заместитель начальника, затем начальник Главного управления криминальной милиции МВД. Уровень уже республиканский. Но сыщик есть сыщик. И будучи начальником УВД, и начальником ГУКМ МВД генерал Лапатик сам выезжал на места громких, значимых преступлений. Лично организовывал работу. Сам писал планы оперативно-розыскных мероприятий. Эти планы до сих пор находятся в подразделениях уголовного розыска как образцовые, показательные, как учебные пособия.

В возрасте 54 лет, после 2-го инфаркта и 32 лет чисто милицейской выслуги, Николай Иванович сказал сам себе: «Всё. Пора уходить». Но долго находится без дела так и не смог. Уже находясь в отставке, чуть поправив здоровье, стал профессором Академии МВД. Там тоже были группы по разработке нового законодательства, в работе которых он принимал участие. Многое из этого работает и сейчас. Однако учить по утвержденным начальством планам свободолюбивый и свободомыслящий генерал не мог. Учить от жизни, на конкретных примерах, учить думать и действовать самостоятельно — вот это его.

Говорить о бесчисленных наградах Лапатика — медалях, знаках, грамотах — не суть. Важно то, что человек сделал что-то важное не для себя, а для других, для государства, для общества, для людей. И оставил многочисленных учеников, продолжающих его благородное дело.

А лично для себя Николай Иванович построил своими руками (спасибо науке отца) небольшой дом на дачном участке, где со своей Валентиной Васильевной (с которой познакомился еще будучи курсантом) с удовольствием выращивает фрукты-овощи и цветы. И тоже отменного качества и тоже не только для себя.

В конце интервью Николай Иванович как-то задумчиво сказал: «А ты знаешь? Больше всего я горжусь тем, что за всю службу ни разу не применил оружие и ни один мой подчиненный не погиб». Помолчал и добавил: «У нас были хорошие учителя». А от себя я скажу: «Дай бог всем таких учителей и руководителей, как Лапатик».


Александр АЛЕКСАНДРОВ


Очищая город от скверны, порожденной войной

В первые послевоенные годы минская милиция в основном состояла из фронтовиков, демобилизованных из армии по ранению, и бывших партизан. Они не блистали высокой образованностью (получить образование не успели), но работали как воевали — без сна и отдыха, на пределе физических возможностей, очищая город от скверны, порожденной войной. Начальник столичного уголовного розыска полковник милиции Саркисов Артемий Егорович был из таких.

Среди наиболее нашумевших в то время преступлений, раскрытых с участием Саркисова: ряд краж товароматериальных ценностей из Минского камвольного комбината на сумму 497 тыс. руб.; раскрытие убийства гр-на Пахомова; вооруженное разбойное нападение на кассира магазина № 17 Октябрьского райпромторга г. Минска А. М.  Зеленину; убийство сторожа склада «Белтракторстрас; два убийства, совершенных в г. Минске и Пуховичском районе Минской области; 10 крупных краж, совершенных на территории г. Минска; разысканы и возвращены потерпевшим ценностей и имущества на сумму 45550 руб.; кража носильных вещей из квартиры гражданина Белякова А. С. , совершенная вооруженной группой гастролирующих воров-рецидивистов и многие другие. Были даже случаи, когда с ним напрямую связывался по телефону первый секретарь ЦК компартии республики Петр Миронович Машеров — просил заняться тем или иным запутанным криминальным расследованием.

Родился Артем Егорович 23 октября 1915 г. в селе Самшвильда Агбулахского района Грузинской ССР в семье крестьянина-бедняка Саркисова Егора Егоровича. Мать умерла, когда Артем был еще ребенком. У отца на воспитании осталось 6 детей, поэтому старший брат Иван, проживающий на тот момент в г. Тбилиси, взял мальчика на воспитание к себе.

В 1931 году Артем окончил 7 классов и поступил в ФЗУ, но не закончил: училище закрыли. В 1933 г. стал студентом автодорожного техникума, но учебу снова не закончил, ушел с четвертого курса. Свой трудовой путь Артем Егорович начал в 1935 г. техническим секретарем у секретаря ЦК комсомола Грузии, там же и вступил в члены ВЛКСМ.

В 1937 году решением бюро ЦК ЛКСМ Грузии Саркисов был направлен на учебу в Тбилисскую Межкраевую школу ГУГБ НКВД СССР. При сроке обучения 10 месяцев, она давала основы профессиональных оперативных навыков, но никоим образом не повышала общеобразовательный уровень. По окончании школы ему было присвоено специальное звание сержанта государственной безопасности (что в то время соответствовало общевойсковому званию лейтенанта) и направлен на работу в Тбилисский РО НКВД помощником оперуполномоченного. В 1938 г. был переведен в аппарат республиканского наркомата в контрразведывательный отдел на должность помощника оперуполномоченного, а с 1939 г. — оперуполномоченного.

В связи с присоединением в 1939 году Западной Белоруссии к БССР и созданием на ее территории новых государственных образований в числе других сотрудников приказом НКВД СССР Саркисов был направлен в распоряжение НКВД БССР, назначен начальником отделения в УНКВД по Белостокской области, а в 1940 году выдвинут на должность заместителя начальника Белостокского горотдела НКВД.

Приказом НКГБ СССР № 222 от 28.05.1941 г. за выполнение заданий по борьбе с контрреволюционными шпионско-повстанческими формированиями в Западных областях БССР Саркисов А. Е.  награжден именным боевым оружием, но награды не получил в связи с началом войны, а в 1946 г. приказом Министра госбезопасности был лишен этой награды (о причинах ниже).

Уже 23 июня 1941 года Саркисов вместе с коллегами участвовал в ликвидации вражеского десанта. В связи со стремительным наступлением немцев пришлось срочно эвакуироваться. В машине ехал вместе с начальником Белостокского ГО НКГБ Шваревым, заместителем начальника УНКГБ Белостокской области Сотиновым, начальником 2-го отдела УНКГБ Кацевым и начальником отделения ГО Исаковым. Не доезжая 35 км до Волковысска при налете немецкой авиации Саркисов был ранен. Сопровождавшие его коллеги сделали перевязку, и он отполз немного от дороги.

Из воспоминаний Саркисова: «После некоторого затишья от налета авиации я поднялся и ко мне на встречу изо ржи вышел Шварев, Кацев и Исаков. В этот момент было скопление автомашин, против дерева стояла пожарная автомашина, на которую мне предложил сесть Шварев. При этом сказал: «Решай, Артюша, свою судьбу сам, соглашайся на эту автомашину, а мы пойдем дальше». В этот же момент опять возобновился налет вражеской авиации, и пожарная автомашина была выведена из строя. Шварева, Кацева и Исакова я потерял из виду. Оставшись один стал пробираться дальше. Но, пройдя примерно 500 метров, в 50 метрах от шоссе, был вторично ранен, потерял сознание, и был подобран ехавшими на автомашине пограничниками, и доставлен в Волковысскую больницу».

На момент помещения в больницу у Артема Егоровича при себе было удостоверение личности с фотокарточкой в чекистской форме, паспорт с фотокарточкой и кандидатская карточка в члены ВКП(б). Перед захватом немецкими частями Волковысска 27 июня Саркисову пришлось сжечь свои документы. Новая власть быстро разобралась с ранеными советскими гражданами — несмотря на состояние их здоровья быстро всех «выписала» из больницы. Саркисова на лечение домой взяла санитарка Анна Селецкая.

Однажды в октябре 1941 г. на квартиру зашли трое полицейских и потребовали домовую книгу. Они стали интересоваться всеми, кто в ней записан. Дойдя до записи «Саркисян Арутюн Егорович», спросили хозяйку, кто это. Та ответила, что Саркисян — армянин, случайно раненый во время бомбежки, выписанный из больницы, и так как ему некуда было идти, то взяла его к себе. Затем полицаи начали расспрашивать Артема Егоровича. Он ответил, что до войны работал в Грузии, был послан в командировку в город Белосток по заготовке фруктов и овощей от Грузплодовощ, где и застала война. Для проверки его слов полицаи спросили, где находится в Белостоке горпищепромторг и кто его заведующий. Саркисов уверенно ответил на вопрос и назвал фамилию заведующего — Кускис. На вопрос о месте проживания в Белостоке назвал адрес: ул. Купечения, дом 35, заведомо зная, что этот дом 22 июня был разбит бомбардировкой, и проверить достоверность этой информации невозможно.

Когда окреп и возникло опасение преследования со стороны немецких властей (нахождение «восточника» в западных областях Белоруссии было подозрительно), 28 октября 1941 года выехал в г. Минск. Пропуск для этого получил накануне в Волковысской городской управе по больничной справке.

В Минске он поселился в общежитии для беженцев и погорельцев на ул. Фрунзе, 35 у армянки Галины Абромян. В начале 1942 г. Артему Егоровичу удалось в управе получить паспорт на имя Саркисяна Арутюна Егоровича, под которым и проживал в оккупированном городе. До августа жил за счет друзей-армян, проживавших в общежитии и работавших в столовой, которая обслуживала беженцев и погорельцев, а затем и сам устроился в эту столовую кухонным рабочим.

Попытки связаться с партизанами то увенчивались успехом, то пропадали. Уже в декабре 1941 г. через Ермолаева, который жил в этом же общежитии, Саркисов связался с подпольем, получал для распространения советские листовки, но скоро связь прервалась, так как Ермолаев был арестован. В январе 1942 г. через связную Пашу, приносившую советские листовки и сводки информбюро, которые распространяли среди своих людей, установил связь с партизанским отрядом Акопяна, действовавшим в Логойском районе Минской области. Но весной Паша ушла в отряд и связь с ней была прервана. Затем была установлена связь с партизаном Виктором, который пришел от Паши, но через неделю после знакомства Виктор был убит во время проверки у него документов на одном из немецких постов. В ноябре 1942 года удалось установить связь с партизанским отрядом им. Берия под командованием Градова (партизанский псевдоним С. А.  Ваупшасова). Было желание идти в отряд, однако командование предложило находиться в городе Минске и продолжать работать в подполье в качестве резидента. На протяжении года Саркисов, оставаясь на легальном положении в качестве рабочего столовой, являлся руководителем подпольной ячейки, имел на связи группу лиц по разложению национальных легионов, представлял в отряд разведданные, продолжал работу с агентурой, проводил вербовку, подбирал бойцов в партизанский отряд, руководил диверсионной группой, участвовал в ряде диверсий, среди которых пожар, уничтоживший мебельную фабрику, и подрыв минской электростанции, но после разгрома СД подпольного горкома партии в декабре 1943 года, в связи с возникшей угрозой провала, по указанию командования ушел в лес, в отряд Ваупшасова.

Из архивных документов: «В январе 1943 г. Саркисов в числе других беженцев задерживался минской полицией по подозрению в принадлежности к еврейской национальности, затем был передан в СД, где проходил медицинского освидетельствование и после определения национальности из СД был отпущен».

Сохранились письменные воспоминания Саркисова об этом эпизоде: «Во время облавы арестовали около 10 человек в подозрении как евреи. Среди нас была и одна девушка еврейка по имени Женя. Отвели в полицию на Комаровку. Там Женю спросили, какой она национальности. Она ответила, что грузинка и ее отпустили. Остальных под конвоем полицейского направили в «СД», которое находилось напротив Дома Правительства (до начала семидесятых годов прошлого века это было трехэтажное здание одного из корпусов Минского мединститута. В настоящее время на этом месте находится здание Мингорисполкома-А. А. ). В «СД» следователь всех нас троих вызвал и спросил каждого какой национальности, после чего все вышли в коридор. Через некоторое время в коридор вышел по национальности латыш, позвал меня и здесь же рядом в коридоре, в уборной, осмотрел мой половой член на предмет определения еврей я или нет. После осмотра меня всех опять ввели к следователю, где латыш, осматривавший меня, подтвердил следователю, что все мы трое к еврейской национальности не относится. На сразу же отпустили домой».

В отряде около месяца был рядовым бойцом, с января по февраль 1944 года — командиром отделения, затем — помощником начальника особого отдела. По прибытии Саркисова в отряд, командование, учитывая его довоенное служебное положение, сообщило о нем по радио в МГБ СССР, откуда поступила радиограмма направить его в распоряжение МГБ БССР, однако командир отряда Ваупшасов (Градов) посчитал нужным не отправлять Саркисова в г. Москву, а оставил в отряде. Этим, возможно, спас ему жизнь. После освобождения Минска отряд был расформирован, а Саркисов передан в распоряжение ОК МГБ БССР. В июле и августе неоднократно допрашивался особой инспекцией по вопросам: как оказался в тылу у немцев, как вел себя там, что делал т. д. И в результате: в сентябре решением особой инспекции МГБ БССР уволен из органов с мотивировкой — «за бездеятельность 1941-1942 гг. в тылу противника». И это несмотря на то, что к этому времени за смелость и мужество, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, Саркисов был уже награжден медалями «За отвагу» и «Партизану Отечественной войны» 2 степени. И сейчас понимаешь: если бы отправили его весной 1944 года в Москву — могли бы и расстрелять, а так, учитывая заслуги в партизанском отряде, ограничились только увольнением.

Из служебной характеристики, подписанной 9 июля 1944 года командиром партизанского отряда им. Л. П.  Берия подполковником государственной безопасности Градовым (Ваупшасовым): «Саркисов А.Е связан с партизанским отрядом им. Л. П.  Берия с ноября месяца 1942 года, работал по городу Минску, развил агентурную сеть по сбору разведсведений о дислокации воинских частей, жел. дор. транспорта и по выявлению агентуры немецких разведывательных органов СД. Исходя из того, что тов. Саркисову по гор. Минску дальнейшую работу проводить не было возможности (в связи с расшифровкой) прибыл в отряд 10 декабря 2943 года. В отряде тов. Саркисов работал на должности о/у ОО. За время связи и пребывания в партизанском отряде тов. Саркисов показал себя как честный, добросовестный работник. Согласно радиограмме НКГБД СССР то. Саркисов должен был быть передан в распоряжение НКГБ БССР, но в связи со сложившимися обстоятельствами передан быть не мог» (стиль документа сохранен — Е.Х). Еще две медали: «За победу над Германией» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», Саркисов получил в 1945 году.

С ноября 1944 года по направлению ЦК компартии Белоруссии Артемий Егорович работал в Министерство жилищно-гражданского строительства БССР начальником спецотдела. Почти три года, работая на спокойной гражданской должности он добивался справедливости и возвращения в строй. В 1945 году его восстановили в рядах кандидатов в члены ВКП(б), в 1947 году приняли в партию. Это послужило и основанием восстановления и на службе, но не в госбезопасности, а в милиции. В этом же году Саркисов был принят на работу в систему МВД БССР на должность начальника отделения ОУР Управления милиции г. Минска с присвоением звания «капитан милиции». С 1948 г. по 1963 (15 лет!) был заместителем начальника отдела уголовного розыска УМ г. Минска и четыре года начальником ОУР УООП Мингорисполкома. Ушел в отставку в 1967 году в звании полковника милиции. Как служил понятно из личного дела: за образцовое исполнение служебного долга и заслуги в охране общественного порядка он награжден медалями «За боевые заслуги», «За безупречную службу», нагрудным знаком «Заслуженный работник МООП», а в 1965 году орденом Знак Почета, не считая других видов поощрений.

Время берет свое. В 1988 году Саркисова не стало. Похоронен Восточном кладбище Минска. Ветераны Управления уголовного розыска ГУВД Мингорисполкома помнят Артема Егоровича и накануне своего профессионального праздника возлагают цветы на его могилу.

 


Александр АЛЕКСАНДРОВ

Елена ХМЕЛЕНОК

ПАРТИЗАН, ВОИН ПРАВОПОРЯДКА

Все меньше и меньше остается в живых участников Великой Отечественной войны. Все меньше представителей того поколения, которое, пройдя горнило страхолетья, восстанавливали разрушенные города и веси, саму жизнь, которыми мы гордимся и с кого берем пример жизни и служения.

В этом отношении интересна и поучительна судьба полковника милиции Свиридова Владимира Михайловича. Начиная с того, что за всю историю минского уголовного розыска с 1917 года по наши дни дольше всех (двенадцать лет! С 1974 по 1986 год) его возглавлял Свиридов.

Родился Владимир Михайлович 2 ноября 1925 года в Минске. Отец — Михаил Иванович, работал наборщиком в минской типографии, которая уже тогда называлась Домом печати. Мать — Анастасия Григорьевна, хлопотала по хозяйству. Кроме Володи в семье была еще его старшая сестра Женя. Жили в частном доме недалеко от нынешнего Комсомольского озера.

Когда началась война Владимиру не было и 16 лет. Его отец был оставлен в городе для подпольной работы. Устроился снова в свою типографию. Присмотревшись к новым немецким порядкам, потихоньку стал выносить свинцовые литеры, которые затем переправлялись в лес для партизанских типографий. Только после войны стало известно, что Михаил Иванович принимал участие в наборе и выпуске под носом у немцев первых номеров газеты «Звязда», выходившей в подполье. Со временем вся семья, рискуя своей жизнью, стала ему помогать. Володя устроился в немецкую мастерскую по ремонту пишущих машинок, незаметно похищал детали, дома из них собирал машинки, которые затем уходили в лес, в партизанские отряды для дальнейшего использования не только в штабной работе, но и, в большей степени, агитационной (листовки, сводки Информбюро, воззвания и т. д. для населения). По крохам собирал различные слухи и сведения, которые в совокупности становились разведывательными данными о действиях и намерениях фашистов, которые так необходимы были партизанам. В мае 1943 года отец не пришел с работы. Арестован гестапо.

«ПОДТВЕРЖДЕНИЕ

Я, бывший оперативный работник опергруппы Центрального штаба партизанского движения Белоруссии (группа Казанцева), а ранее редактор партизанской бригадной газеты «Мы отомстим» Александр Леонтьевич МАТУСЕВИЧ, подтверждаю, что отец Владимира Михайловича СВИРИДОВА — Михаил Иванович СВИРИДОВ действительно начиная с осени 1941 г. и по май 1943 г. принимал активное участие в партизанской подпольной работе против немецко-фашистских захватчиков. Он помогал комплектовать в доме печати походные типографии для издания партизанских газет, снабжал партизанских связных шрифтами и оборудованием, которые направлялись в леса, помогал в наборе подпольной «Зязды». Как преданный сын Родины тов. СВИРИДОВ Михаил Иванович вел по заданию Лунинской партизанской бригады агентурную разведку по городу Минску и все сведения передавал через проживающих ныне в Минске связных отряда «За отечество» Полину и Марию Прилепо.

В мае 1943 года тов. СВИРИДОВ Михаил Иванович был схвачен немцами и по данным, какие мы имели тогда от своей агентурной разведки, расстрелян в немецком гестапо в начале июня 1943 г.

18/VIII — 49 г.

Бывш. оперативный работник

спецгруппы БШПД А. Матусевич

Литработник сельхозотдела

редакции газеты «Звязда»»

(стиль и пунктуация оригинала — А. А. )

Через несколько дней после ареста отца, осознавая нависшую угрозу ареста для остальных, с помощью знакомых подпольщиков Анастасия Григорьевна, Женя и Володя ушли в Налибокскую пущу, где располагался партизанский отряд имени Буденного бригады имени Сталина. Ввиду несовершеннолетия Володю в отряд приняли, но бойцом еще не зачислили и оружия не выдали. Сказали, что оружие добывается в бою. В июне, после проверок и приглядывания, все-таки зачислили в отряд рядовым бойцом. За довольно короткое время Владимир освоил бойцовское мастерство, многому научился, и был назначен командиром отделения подрывников. С 1 января 1944 года отряд стал называться имени Воронова бригады имени Пономаренко Сталинского соединения, располагавшийся в Налибокской пуще и действующий на территории Дзержинского (тогда Койдановского), Воложинского, Минского районов. 11 февраля 1944 года в одном из боев в деревне Глушницы Койдановского района получил тяжёлое ранение в живот. Этот факт подтверждается справкой санитарного отдела Белорусского штаба партизанского движения за № 101 от 01.03.1044 года. Партизанский отряд был расформирован в июле 1944 года после освобождения Минска и Минской области от захватчиков.

В ноябре 1944 года, в связи с наступившим призывным возрастом, уже имея медаль «Партизану Великой Отечественной войны», Владимир был призван в Советскую Армию, где прослужил в звании рядового солдата на территории Белоруссии сначала в запасной инженерно-саперной бригаде, затем Гвардейской воздушно-десантной дивизии до марта 1949 года.

1 сентября 1949 года он поступил в Минскую офицерскую школу МВД СССР, через год переведен в аналогичную школу в Ашхабаде. (Такие школы тогда готовили младших лейтенантов для системы МВД. Звания с приставкой «внутренних войск» или «внутренней службы» тогда еще не было. Все офицерские звания считались армейскими). Там же, в Ашхабаде, Владимир встретил свою будущую половинку — Риту, с которой дружно прожили 58 лет. В личном деле Свиридова имеется интересный документ: «Предписание № 29 от 20 июля 1951 г. Мл. л-ту Свиридову Владимиру Михайловичу. Предлагаю Вам 21 июля 1951 г. убыть в распоряжение Сибирского ИТЛ г. Мориинск Кемеровской области. Срок прибытия 5 сентября 1951 г. Основание: приказ нач. Ашхабадской офицерской школы МВД № 247. Станция отправления Ашхабад до ст. Мариинск с заездом в г. Минск. С ним следует жена Свиридова М.».

С жаркого Туркменистана молодая семья отправилась в суровую Сибирь, где пять лет Владимир Михайлович прослужил оперуполномоченным части режима и оперативной работы Берикульского отделения Сибирского ИТЛ МВД. Там же в Сибири родились и дети: сын Владимир и дочь Ольга. Но сибирский климат оказался неприемлемым для здоровья Маргариты Ивановны. Пришлось вернуться в Ашхабад. С апреля 1956 года Свиридов оперуполномоченный ОБХСС УВД Ашхабадской области, через год оперуполномоченный ОУР этого же УВД, через двадцать дней старший оперуполномоченный, через два года старший оперуполномоченный ОУР МВД Туркменской ССР. Быстрый карьерный рост не кружил голову. Тянуто домой, в Минск. Несколько раз писал рапорта с просьбой о переводе. Хорошего работника не хотели отпускать. Наконец, весной 1960 года Владимир Михайлович с семьей переезжает в Минск и назначается старшим оперуполномоченным ОУР УМ Мингорисполкома. В минской милиции тоже оценили способности Свиридова. В 1962 году уже начальник отделения уголовного розыска Октябрьского отдела милиции. Через два года заместитель начальника отдела милиции Ленинского райисполкома. Еще через два — начальник ОВД Ленинского райисполкома. Избирался депутатом этого районного совета народных депутатов. (Кстати, звание подполковника милиции приказом МВД СССР № 796 л/с от 26.09.1969 г. присвоено досрочно). Через четыре — начальник Штаба УВД Мингорисполкома. А еще через год — в течении двенадцати лет, с августа 1974 по июль 1986 года, начальник отдела (с января 1975 — управление) столичного уголовного розыска. Ушел в отставку Владимир Михайлович 26 июня 1986 года в возрасте 61 года. Но не на покой. Сразу же приступил к работе в качестве госслужащего — начальника адресно-справочного бюро УВД Мингорисполкома, которое возглавлял еще более пяти лет. И окончательно ушел с работы только по состоянию здоровья, но не из родного управления. Так как с момента выхода в отставку и до конца жизни он был активным членом, а затем почетным членом, совета ветеранов ГУВД. Умер полковник милиции в отставке Свиридов В. М.  25 ноября 2013 года, через 23 дня после своего 88-летия.

Мы с Владимиром Михайловичем взаимно были знакомы с 1974 года, когда он стал начальником уголовного розыска города, и до последних его дней. Поэтому могу сказать несколько личных слов о нем. Отношение к работе у него было фронтовое-обязательное. Сказал-сделал. Терпеть не мог лентяев, необязательных, безответственных. Сдержанный, малоразговорчивый. Даже на вид суровый. В аттестациях отмечалось, что суров, иногда даже жесток к подчиненным. Но это была требовательность не к сотрудникам, а, в первую очередь, к себе. И эта требовательность имела отношение только к работе. В человеческом плане это был заботливый и внимательный отец. Во всяком случае я лично несколько раз обращался к Владимиру Михайловичу не как к начальнику, а как к отцу, о получал советы и помощь от него как от отца. Но, при этом, никакого сюсюканья и подчеркивания своей заботы. Незаметно, но всегда существенно. Еще штрих: его подчиненными, а где-то и воспитанниками были генералы: Ковалев В. А. , Лапатик Н. И. , Пилипенко Б. З. , Савичев В. Н. , Сивицкий Г. В. , Тарлецкий Б. К. , Щурко А. С. 

Если говорить о наградах, то помимо фронтовых: ордена Отечественной войны 1 степени, медалей «Партизану Отечественной войны» 2 степени и «За победу над Германией», и более десятка юбилейных, то за службу в органах внутренних дел Владимир Михайлович награжден медалями:

«За отличную службу по охране общественного порядка»,

«За безупречную службу» 2 и 1 степени,

«За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В. И.  Ленина», «Ветеран труда».

В 1974 году приказом МВД СССР № 399 л/с награжден нагрудным знаком «Заслуженный работник МВД»

1976 г. — Почетная грамота Верховного Совета БССР.

1985 г. — занесен в Книгу Почета МВД БССР.

Всего в личном деле насчитывается 73 поощрения.

А в 2012 году Белорусской телевизионной компанией ОНТ Свиридову Владимиру Михайловичу присвоено почетное звание «Гордость нации» с вручением эксклюзивной хрустальной вазы, которая сейчас храниться в Музее ЦКВР МВД Республики Беларусь. В Зале истории минской милиции есть стенд, посвященный полковнику милиции Свиридову В. М. 

Нынешние сотрудники и ветераны УУР ГУВД Мингорисполкома помнят Владимира Михайловича и постоянно накануне дня уголовного розыска посещают его могилу.

Александр АЛЕКСАНДРОВ

Справка. НС №18 5.05.2017

Отставка от службы — не отставка от жизни

Люди в погонах в отставку уходят по-разному и жизнь в отставке складывается тоже по-разному. Большинство находят себя и себе достойное место на гражданке, некоторые долго мечутся, пытаясь найти себя, кое-кто и вовсе впадает в депрессию…. А Виктор Тарлецкий, уйдя в отставку, определился сразу — вернулся к истокам. В деревне Старина Слуцкого района Минской области, где в крестьянской семье в 1955 году родился, где прошло детство, построил дом, обзавелся гектарами земли и создал фермерское хозяйство. Куры, гуси, павлины, фазаны, голуби, овцы, кролики, пчелы, 3 лошади, 4 автомашины.


Короче, огромное хозяйство, требующее постоянной заботы без выходных и отпусков. Однако он находит время и для охоты — охотничий стаж с 1972 года, почетный член Белорусского общества охотников и рыболовов. В июле 2015 года организовал выставку охотничьих собак в Слуцком районе (есть информация с фотографиями в интернете). Невзирая на такой активный образ жизни Виктор еще и председатель совета ветеранов Московского РУВД столицы. Как он все успевает? Ответ находим в том образе жизни, который он вел до отставки. И всему виной закалка, полученная во время службы в милиции, в том числе в охране, в службе участковых инспекторов, в уголовном розыске. Плюс умение подобрать хороших помощников в совет ветеранов и организовать его работу.

После демобилизации из рядов Советской Армии и небольшого отдыха в октябре 1975 года младший сержант милиции Тарлецкий стал милиционером-шофером моторизованного взвода «ночной милиции» отдела вневедомственной охраны при УВД Мингорисполкома.

— Запомнился один из первых эпизодов задержания. Сработала охранная сигнализация одного из киосков. Приехали — взлома не видно и никого нет. Только отъехали — снова «сработка» и снова никого. Поехали пообедать, на обратном пути решили на всякий случай проверить еще раз. И здрасте — сидит вор под прилавком. Это он нас перед кражей проверял. Один раз устроил сработку, второй, а когда никто не приехал, он и полез. А тут мы. Не рассчитал.

Через два года хорошо себя зарекомендовавшего перспективного сотрудника откомандировали на учебу в Минскую специальную среднюю школу милиции МВД СССР им. М. В.  Фрунзе. В октябре 1979-го новоиспеченного лейтенанта назначили участковым инспектором милиции Московского РОВД в микрорайон Юго-Запад. Московский район столицы был образован в 1977 году и новый райотдел разместился в здании бывшей школы на ул. К. Либкнехта. Место красивое — здание посреди яблоневого сада, но не приспособленное для работы милицейского подразделения. Здесь же прописку получила районная прокуратура, а в подвале располагались кабинет и лаборатория эксперта-криминалиста.

— Все приходилось обустраивать своими руками — вспоминает ветеран, — из школьных классов создавать кабинеты, на дворе организовывать автостоянку, спортивный городок, вольеры для служебных собак. Первоначальная не обустроенность здания приводила к курьезным случаям. Один раз то ли дежурный, то ли его помощник выводил задержанного в туалет, который находился на втором этаже. Зайдя по назначению, тот вскочил на подоконник (окна еще не были зарешечены), затем спрыгнул на ближайшее дерево и сбежал. Весь район тогда только строился, везде стройка и непролазная грязь и начальник РОВД Данько дал разрешение ходить на службу в резиновых сапогах.

В ту бытность мной был разработан «авторский» способ борьбы с пьянством. Когда вытрезвитель был заполнен, я собирал пьяниц по району и увозил их на пустырь, где сейчас располагается улица Слободская, и оставлял их там. Домой им приходилось добираться самостоятельно, иногда и всю ночь. Пока добирались, успевали протрезветь, а придя домой, сразу укладывались спать.

В новостройках было много краж. Во время рейдов часто самому приходилось с рацией забираться на крыши домов, а внизу в засаде в кустах располагались другие участковые инспекторы тоже с рациями. При появлении подозрительных лиц, информация о них тут же передавалась всем участникам засады. Жулика впускали в дом, чтобы не вспугнуть. Там он совершал кражу, а на выходе его уже поджидали милиционеры и задерживали. Такие рейды имели мощный профилактический эффект.

В 1980 году Тарлецкого перевели на другой участок — в район улицы Волоха. Место в то время очень неблагополучное. И случилось там изнасилование несовершеннолетней. На место преступления приехал и начальник «убойного» отдела столичного УВД Николай Лапатик. Он всегда требовал, чтобы на места происшествий обязательно вызывали участковых и в этот раз спросил: «А где участковый?». Тарлецкого срочно вызвали. «По моему прибытию на место Лапатик спросил, знаю ли я, что на участке было совершено изнасилование. Я ответил, что не знаю, так как находился на отдыхе, а вызвали на место преступления без сообщения обстоятельств дела. Тогда Николай Иванович быстро обрисовал приметы подозреваемого. Оказалось, что насильник мне хорошо знаком, благодаря чему его быстро удалось задержать. На допросе он во всем сознался. После этого случая Лапатик спросил у меня, не хочу ли я работать в уголовном розыске, и если да, чтобы написал рапорт».

Став опером в том же Московском РОВД, Николай Иванович прошел ступени старшего оперуполномоченного, начальника ОУР, начальника одного из ГОМ, заместителя начальника РОВД — начальника криминальной милиции. Ему есть, что вспомнить.

… Был такой вор-гастролер Юрий Шагун, который совершал квартирные кражи в Нижневартовске и Минске. Имел он довольно привлекательную внешность, без вредных привычек, ходил в форме летчика — капитана Советской Армии. Заводил знакомство с интеллигентными женщинами творческих профессий (балеринами, актрисами и т. п.), завязывал отношения, а через некоторое время их обворовывал. Украденные в Нижневартовске вещи сбывал в Минске и наоборот. Его изобличить удалось с помощью негласного аппарата. На первом же допросе сознался в своих преступлениях, а затем попросил разрешения позвонить. Тарлецкий разрешил — в случае чего всегда можно нажать кнопку и прервать связь. Задержанный стал обзванивать всех своих минских подруг и говорить, что на три-четыре года улетает в командировку (явно предполагаемый срок отсидки).

… За убийства в Москве и Ленинграде разыскивался матерый рецидивист. На территории Белоруссии, в Осиповичах, он тоже совершил убийство двоих стариков. Когда его задерживали, то он умудрился руки в наручниках перевести из-за спины вперед через ноги. Пришлось применить силу. А затем на допросах, он спокойно рассказывал, как уходил от облав и преследований. На его след вышли тоже оперативным путем. Была получена достоверная информация о приезде гастролера в Минск, месте его нахождения и что на квартире, где скрывается преступник, в прихожей находится его куртка, а в ней пистолет. При задержании все подтвердилось.

— Очень мне запомнился случай, связанный с широко известной в советское время целительницей с Могилевщины бабкой Федорой. В Московский РОВД поступило заявление о пропаже ее родного брата. Заявительница говорила, что видит его во сне каждую ночь, и он просит найти и перезахоронить его тело, все время, повторяя «я лежу в грязи». Пропавший проживал в микрорайоне Юго-Запад вместе с сожительницей, ее дочерью и зятем. Подозрение сразу же пало на зятя. Его задержали. Вначале на допросах он молчал. Но в результате тактически верно организованных бесед проговорился, что «расколется», если тещу с дочкой допросят. Задержали и их. К утру было установлено, что пропавшего брата бабки Федоры задушили гитарной струной сожительница и ее дочь. А тело захоронили в неглубокой могиле на небольшом кладбище напротив универсама «Волгоград». На раскрытие преступления понадобились сутки. Вместе со мной по этому делу также работали Александр Васильевич Розум и Сергей Иванович Долдов (в последующем заместитель начальника криминальной милиции ГУВД Минска).

…В 1995 голу уголовный розыск Московского РОВД, возглавляемый Виктором Ивановичем Тарлецким, по результатам служебной деятельности был признан лучшим в республике.

— А этот случай произошел, когда я был уже начальником ГОМа. В дежурную часть поступило сообщение, что в доме № 6 по ул. Есенина слышан был сильный скандал, а затем резко наступила тишина. Отправил туда для проверки участкового инспектора. В квартире тихо, окна первого этажа, где находилась квартира, выше человеческого роста, просто так не заглянешь. Участковый Маслов остановил грузовик, подогнал под окна, залез на крышу, заглянул в квартиру — а там трупы. Вызвали следственно-оперативную группу. В квартире страшная картина: с особой жестокостью убиты две женщины. При осмотре квартиры нашли лаз в подполье, где обычно хранят различные продуктовые запасы, а в нем обнаружили укрывшегося мужчину. Убитые оказались его жена и теща. Мужчина интеллигентный, доцент одного из университетов. Все началось с того, что теща была категорически против детей, внуков. И этим своим требованием постоянно изводила и дочь и зятя. Так продолжалось долгое время. В конце концов, у мужчины не выдержали нервы, и он убил их с особой жестокостью.

И еще интересный случай произошел на улице Слободской. Работали вместе два тракториста. Вместе сбывали солярку, вместе выпивали, дружили. И вдруг один из них исчез. Опросили напарника — ничего. Информации никакой. Пропавшего искали шесть месяцев. Затем приходит оперативная информация, что напарник неоднократно пытался повесится, говорил, что у него на душе такой грех, что не может жить. Задержали — молчит. Тогда я ему говорю: «Мы знаем, что это вы совершили убийство по неосторожности. Нам надо найти труп. Вы отсидите года три, зато такой грех снимите с души». Подействовало. А дело было так. В тот день продали солярку, выпили, стали собираться домой. Нужно было отогнать и поставить трактор на место. Задержанный сел за руль, а потерпевший — возле колеса, чтобы сменить сапоги на туфли и был вне поля зрения водителя. Тот сдал трактор назад и не видел, что напарник сидел позади. Только увидев кровавые следы, понял, что произошло. Труп закопал на клумбе школьного двора. Виктор Иванович уже и не помнит, под каким предлогом в школе отменили занятия, чтобы дети не видели кошмарного зрелища и не мешали оперативно-следственным действиям. На глубине трех метров был обнаружен пропавший тракторист.

… В районе ул. Томашева была совершена серия квартирных краж, совершаемых в частном секторе через форточку. Во время осмотра места преступления были обнаружены следы от каблучков, кроссовок и собачьи следы. В райотделы милиции была направлена ориентировка, что разыскивается группа подростков: два человека женского пола и три человека мужского пола, с ними может быть собака. За текст телеграммы потом получил взбучку от руководства, но информация по городу пошла. Вскоре получили сообщение, что в Партизанском районе тоже совершены такие же кражи. Через три дня в Барановичах в ресторане задержали двух девочек и трех мальчиков. Внимание сотрудников привлекло то, что на девочках были надеты дорогие колготки, которые явно им были велики и от них исходил запах дорогой парфюмерии. К нам в РОВД их привезли вместе с собакой-боксером. Подростков быстро удалось расколоть. В Михановичах в заброшенной конюшне подростки устроили хранилище, куда складировали все украденное. Изъяли и привезли в кабинет, разложили на столе. Приходили потерпевшие и опознавали свои вещи. Да и сотрудники умудрялись открывать склянки с парфюмом — понюхать. После этого в кабинете еще долго стоял приятный аромат. Преступниками оказались подростки 15-16 лет, а одному юноше — 18.

…Человек с таким жизненным и профессиональным опытом просто обязан иметь учеников.

И с 1996 года Николай Иванович стал преподавать. Сначала старшим преподавателем, начальником цикла криминалистики в средней школе милиции, которую в свое время и сам окончил. Затем, после преобразования учебного заведения, в Минском высшем колледже МВД Республики Беларусь. Ушел в отставку в звании полковника милиции с чисто милицейской выслугой 30 лет. Затем возглавил ветеранскую организацию Московского РУВД, которая входит в число лучших в городе. Стал одним из инициаторов и активным участником создания музея районной милиции.

На мероприятия с участием ветеранов с удовольствием приходят бывшие руководители Московского РОВД-РУВД, а ныне отставные генералы — Данько, Щурко, Михневич, полковники Микулич, Назаров, Цедрик.

Пример стража порядка оказался заразительным. Старшая дочка Наталья — старший следователь Московского райотдела Следственного комитета, подполковник юстиции.



Александр АЛЕКСАНДРОВ

Елена ХМЕЛЕНОК